Экскурсия для учащихся школы №11

Для учащихся третьего «а» класса школы № 11 г. Ачинска 30 октября 2018 года был волнительным. Они впервые перешагнули порог архивного учреждения, чтобы познакомиться с уникальными документами, условиями их хранения и использования. Для ребят была представлена выставка документов по истории города, а также самые «древние» архивные документы (ревизские сказки 1850 года, метрические книги 1878 года, газеты города за 1920 год и др.). Мальчики и девочки с большим интересом вслушивались в выступление архивиста Н.В. Корнилова, внимательно разглядывали и трогали старину.

Главный вывод, который сделали дети после экскурсии: архив нужен городу, его жителям. Это действительно сокровищница человеческих знаний.





«Сибирский крест» на Ачинской земле

Проект «„Сибирский крест:“ новомученики и подвижники благочестия ачинской земли» подводит первые итоги. В течение девяти дней красноярские исследователи, возглавляемые главным хранителем «Касьяновского дома», ответственным секретарем Епархиальной комиссии по канонизации святых и церковно-историческому наследию Геннадием Малашиным работали в архивах и музеях Ачинска, Боготола, Большого Улуя, Новобирилюссов, встречались с местными краеведами, старожилами городов и сёл, посещали места молитвенных подвигов местночтимых святых.
22 июня в Ачинском краеведческом музее им. Д. С. Каргаполова за круглым столом собрались все участники проекта, чтобы подвести предварительные итоги и обсудить, какими ачинцы видят книгу и фильм о новомучениках и подвижниках благочиния, прославившихся на нашей земле. Геннадий Викторович подчеркнул, что сбор и накопление информации – лишь предварительный этап всей огромной работы исследовательского проекта «Сибирский крест». В дальнейшем все эти сведения будут подвергнуты осмыслению и переработке. А штатный священник Казанского кафедрального собора протоиерей Сергий Пигасов, куратор проекта со стороны Ачинского благочиния, рассказал, что во время изучения актовых записей метрических книг Боготольского архива была обнаружена совершенно новая информация об убитом священнике Андрее Волжском. «Когда просматривали метрические книги, видели записи о том, что отец Андрей крестил, сочетал браком, отпевал своих прихожан. Вдруг записи отца Андрея прерываются, и следующие записи продолжает благочинный. И мы находим запись о кончине отца Андрея с указанием причины – убит в храме». Священнослужитель посоветовал всем заниматься подобными архивными изысканиями, так как такие моменты сближают нас с прошлым и помогают лучше понять жизненные испытания, выпавшие на долю наших предков. Главный хранитель «Касьяновского дома» отметил вклад ачинских архивистов и вручил благодарственные письма, подписанные митрополитом Красноярским и Ачинским Пантелеимоном, директору муниципального казённого учреждения «Архив города Ачинска» Евгений Басовой и архивисту отдела по формированию архивных фондов Татьяне Учайкиной.
25 июня Геннадий Малашин вновь посетил ачинский архив и побеседовал со специалистами о значении документов Ачинского благочиния, хранящихся в архиве. Это интервью в числе прочих собранных материалов будет включено в документальный фильм, который подготовят специалисты епархиального отдела по итогам исследовательской поездки по западным территориям Красноярского края.

Ну и бордель у вас здесь!

А что бы вы делали, если бы на вашей улице трудились … проститутки? Вот уж вряд ли вам бы это понравилось.   Хотя в этом вопросе многое зависит от пола вопрошаемого.   Ачинцы,  102  года назад проживавшие на улице Миллионной, были  крайне  недовольны  тем  обстоятельством,  что на их улице расположен Дом  терпимости.   И они популярно объяснили уважаемым гласным  Ачинской городской   думы,   почему   им   крайне  нежелательно  видеть  на  своей  улице квартирных  «барышень».   Во — первых,  «с  начала  Чеглокской  улицы имеется приходское  училище  и  в  конце  этой  же  улицы  с  весны  1916  года   должна строиться церковно-приходская школа и здание для церковно-приходского притча Казанской церкви. Во-вторых, в начале Миллионной улицы производится постройка магометанской мечети, а проститутки держат себя довольно некорректно, а посещающая их публика вообще ведёт себя безнравственно. Всё это приводит к порочной жизни детей ученического возраста, так как находится на глазах ученических и религиозных заведений. В-третьих, вся Миллионная улица находится в отдаленности полиции и, благодаря недостаточности полицейских чинов, Миллионной улице придётся лицезреть и переживать все неурядицы и грязь, а также равно и скандалы, кражи, грабежи, а то и убийства, и все эти пороки должны находиться на глазах педагогов и их воспитанников, а малолетние дети в ученическом возрасте свободно по их глупости могут заразиться этой несчастной эпидемией (речь идёт о склонности к разврату, надо полагать – прим. авт.)
«Для ограждения своих детей, школ и мечети имеем честь просить Ачинскую городскую думу благоволить разместить квартирных проституток по Казначейской улице или в другие места, где не имеется учебных заведений, мечети, церковных домов, а Миллионную улицу освободить от этого тяжёлого бремени и ига» и избавить от счастливых порочных лиц, шатающихся по Миллионной.
В числе подписантов значились заведующий Ачинской церковно-приходской школы протоиерей Феодор Смирнов, Ачинский имам Бахтигозин, учитель магометанской школы Деликамов и нотариус Тресков, однако имам и нотариус дополнили обращение приписками, в которых указали, что надо бы оставить дом терпимости на Миллионной, несмотря на то, что с точки зрения шариата убежище разврата оскорбит религиозные чувства мусульман, а по-хорошему, бордель вообще закрыть надо. А господин Тресков подумал, что если это зло признать неизбежным, то где-то оно всё-равно должно найти приют. И нельзя таскать проституток из одного дома терпимости в другой по той лишь причине, что такая-то улица уже достаточно натерпелась, пусть теперь другие помучаются. «Многие годы дома терпимости помещались на Думской улице, где за ними был нетруден полицейский надзор и где многие домовладельцы с этим смирились, а тот, кто не смирился, продал дом и ушёл. Всё это, по мнению г-на Трескова, говорит о том, что дом терпимости целесообразнее оставить на прежнем месте и попутно обсудить вопрос об их полном уничтожении».
К слову сказать, разрешение открытия домов терпимости, а также определение их местоположения являлось прерогативой полиции, а не городской власти. Городская управа тоже сказала своё веское слово об оставлении на улице Миллионной борделя, ибо уж если проститутки есть, то пусть уж работают официально, под полицейским и медицинским контролем, чем потом этих «девушек» вылавливать по тёмным улицам.
Городская дума же, заслушав прения сторон, оставила ходатайство жителей Миллионной улицы без рассмотрения, умыла руки и отошла в сторонку, сославшись на п. 9 ст. 108 городского положения о праве полиции вершить судьбы домов терпимости. Официально Дома терпимости ликвидированы в России после революции, так что жители Ачинска должны были взирать на это безобразие всего ничего. Только они этого еще не знали.