Ну и бордель у вас здесь!

А что бы вы делали, если бы на вашей улице трудились … проститутки? Вот уж вряд ли вам бы это понравилось.   Хотя в этом вопросе многое зависит от пола вопрошаемого.   Ачинцы,  102  года назад проживавшие на улице Миллионной, были  крайне  недовольны  тем  обстоятельством,  что на их улице расположен Дом  терпимости.   И они популярно объяснили уважаемым гласным  Ачинской городской   думы,   почему   им   крайне  нежелательно  видеть  на  своей  улице квартирных  «барышень».   Во — первых,  «с  начала  Чеглокской  улицы имеется приходское  училище  и  в  конце  этой  же  улицы  с  весны  1916  года   должна строиться церковно-приходская школа и здание для церковно-приходского притча Казанской церкви. Во-вторых, в начале Миллионной улицы производится постройка магометанской мечети, а проститутки держат себя довольно некорректно, а посещающая их публика вообще ведёт себя безнравственно. Всё это приводит к порочной жизни детей ученического возраста, так как находится на глазах ученических и религиозных заведений. В-третьих, вся Миллионная улица находится в отдаленности полиции и, благодаря недостаточности полицейских чинов, Миллионной улице придётся лицезреть и переживать все неурядицы и грязь, а также равно и скандалы, кражи, грабежи, а то и убийства, и все эти пороки должны находиться на глазах педагогов и их воспитанников, а малолетние дети в ученическом возрасте свободно по их глупости могут заразиться этой несчастной эпидемией (речь идёт о склонности к разврату, надо полагать – прим. авт.)
«Для ограждения своих детей, школ и мечети имеем честь просить Ачинскую городскую думу благоволить разместить квартирных проституток по Казначейской улице или в другие места, где не имеется учебных заведений, мечети, церковных домов, а Миллионную улицу освободить от этого тяжёлого бремени и ига» и избавить от счастливых порочных лиц, шатающихся по Миллионной.
В числе подписантов значились заведующий Ачинской церковно-приходской школы протоиерей Феодор Смирнов, Ачинский имам Бахтигозин, учитель магометанской школы Деликамов и нотариус Тресков, однако имам и нотариус дополнили обращение приписками, в которых указали, что надо бы оставить дом терпимости на Миллионной, несмотря на то, что с точки зрения шариата убежище разврата оскорбит религиозные чувства мусульман, а по-хорошему, бордель вообще закрыть надо. А господин Тресков подумал, что если это зло признать неизбежным, то где-то оно всё-равно должно найти приют. И нельзя таскать проституток из одного дома терпимости в другой по той лишь причине, что такая-то улица уже достаточно натерпелась, пусть теперь другие помучаются. «Многие годы дома терпимости помещались на Думской улице, где за ними был нетруден полицейский надзор и где многие домовладельцы с этим смирились, а тот, кто не смирился, продал дом и ушёл. Всё это, по мнению г-на Трескова, говорит о том, что дом терпимости целесообразнее оставить на прежнем месте и попутно обсудить вопрос об их полном уничтожении».
К слову сказать, разрешение открытия домов терпимости, а также определение их местоположения являлось прерогативой полиции, а не городской власти. Городская управа тоже сказала своё веское слово об оставлении на улице Миллионной борделя, ибо уж если проститутки есть, то пусть уж работают официально, под полицейским и медицинским контролем, чем потом этих «девушек» вылавливать по тёмным улицам.
Городская дума же, заслушав прения сторон, оставила ходатайство жителей Миллионной улицы без рассмотрения, умыла руки и отошла в сторонку, сославшись на п. 9 ст. 108 городского положения о праве полиции вершить судьбы домов терпимости. Официально Дома терпимости ликвидированы в России после революции, так что жители Ачинска должны были взирать на это безобразие всего ничего. Только они этого еще не знали.